История рыцаря

Рассказ о путешествии в прошлые жизни

Автор: Лилла Джая

                                                          Третья попытка обычно — самая удачная.

   Моя Мама

Рыцарь на белом коне

Подготовка к третьему сеансу погружения в прошлую жизнь началась с самого утра, и проявлялась в том, что у меня было удивительно умиротворенное и расслабленное состояние, хотелось подремать. Причем, упадок сил и сонливость испытывали и мои дети, и муж, находящийся тогда на работе. Я догадалась, что Высшие Силы заботятся о том, чтобы сегодня все в нашей квартире поскорее крепко заснули и обеспечили мне спокойную обстановку для путешествия. Именно так все и произошло! Я устроила себе уютное гнездышко для расслабления, послушала любимую мантру, чтобы успокоить вечно взволнованное перед чем-нибудь важным сердечко, и сеанс начался. Несомненно, он оправдал столь масштабную подготовку!

…Я вошла в маленький лесной домик, очень похожий на сказочный теремок. Именно таким я нафантазировала образ своего подсознания, внутри которого находился длинный зал с дверями, ведущими в мои прошлые воплощения. Вчера я уже заходила в него и побывала за красивейшей дверью в детскую комнату, где мне было суждено так недолго прожить…

Вот и сегодня, поднимаюсь на крылечко с массивными перилами, берусь за кованую ручку-кольцо, открываю тяжелую расписную дверь, захожу внутрь теремка, а там… каменная кладка и спиральная лестница, ведущая в подземелье – именно такой образ ступеней представился мне сегодня. И это оказался верный знак: в подземелье ныне мне еще пришлось побывать…

Я спустилась вниз и, как и вчера, увидела всего одну дверь, зато очень четко. Она тоже была с крылечком, перилами и козырьком, но их украшали не разноцветные камешки, а кованые узоры. Ручка была в том же стиле.

Сразу возникла догадка: уж не дверь ли это в гости к моему знакомому рыцарю?

Не скрою, мне очень хотелось побывать в той жизни еще раз и разобраться, как связаны между собой мое нынешнее воплощение и история жизни этого воина. И Высшие Силы, поставившие меня перед этой дверью, лучше всех знали, как меня туда тянет, ведь сами заинтриговали в первое погружение!

Я шагнула внутрь – туман прояснился и возник образ тюлевой занавески. Я так чётко видела узор на ней, что могла бы зарисовать его, будь в тот момент в моих руках бумага и карандаш!

«Отодвинь занавеску и посмотри в окно», — посоветовала моя проводница Жанна.

«Так, нужно еще и окно…» — почесал мой разум в затылке.

Окно материализовалось из серого пространства, в котором до этого висела только эта тюль. За окошком была зеленая лужайка и пустая деревянная телега. Дальше дело застопорилось.

Я переключила свое внимание на ощущения тела, и это помогло: я осознала, что стала выше ростом и шире в плечах, а в моей руке возник тяжелый… ну, конечно же, меч. Огромный обнаженный меч с широким лезвием.

«Я – рыцарь!» — констатировала я сама себе с облегчением, и вокруг меня возникли уже знакомые по прошлому погружению бревенчатые стены моего дома.

Должна отметить, что на этом сеансе визуализация у меня шла уже гораздо легче, чем в прошлые разы. При этом некоторые сцены возникали перед моим внутренним взором вообще так быстро, дополняясь сразу ощущениями и эмоциями, что я едва успевала описывать их словами. Это было действительно здорово! Вы скоро это поймете, как только я перестану писать глагольные окончания женского рода, потому что именно тогда моя душа на время оставила в стороне мою нынешнюю личность и слилась с образом рыцаря.

…Я вышел из дома на зеленую лужайку вместо двора и пошел по окруженной цветами тропинке к дороге, где меня ждала оседланная белая лошадь.

«Погладь ее, почувствуй» — предложила Жанна.

Я потрепал легонько лошадь по шее и гриве, убрал меч в ножны, сел в седло и поехал вдоль поселения.

«Куда ты едешь? Для чего? Надолго ли?»

Я пока не знала. Разум подумал о городе, о лесе, но не нашел подтверждающего отклика. Зато ощущения подсказали, что я уже на краю деревни и моя лошадь повернула налево. Однако едва я озвучила для Жанны этот факт, как поняла, что поворот продолжается, и мы уже едем обратно. Я сказала об этом.

«Ты что-то забыл? Передумал ехать?»

Но дело было в другом. Направление движения лошади снова изменилось, вокруг появилась сероватая пелена, и я почувствовал, что мы с моим скакуном попали в неведомую западню. Мы двигались в разных направлениях в пределах одного небольшого круга, но не могли покинуть его пределы. Пространство вокруг помутилось и закрутилось… Меня вдруг осенило, что сейчас будет, и я остановился. Тотчас вокруг образовалось нечто вроде воронки смерча, и меня стало затягивать в нее. Я видел, как отрываюсь от седла и начинаю подниматься вверх. Лошадь осталась внизу.

Ощущение подъема было недолгим. Поняв, что уже прибыли, я оглянулся вокруг и залюбовался открывшимся пейзажем: я стоял на большом пушистом облаке и видел предзакатное сине-сиреневое небо над облаками, чувствовал небольшой ветерок. Это было так великолепно, что не хотелось никуда уходить…

Небо Рыцаря

Я стоял и думал, что не каждому рыцарю доведется вот так постоять под небесным сводом над облаками. (В этот момент я действительно ощущала себя рыцарем, а не просто душой, осознавала, что на мне доспехи).

«Ты там один? Посмотри, лошадь внизу? – спрашивала Жанна. – Тебя на ней точно нет?»

Я неохотно подошел к краю облака и выглянул за него, подтвердил, что лошадь осталась точно там, где я ее покинул, сам я здесь. И скорее снова стал смотреть на горизонт, зачарованный красотой небес. Горизонтом для меня было то место, где небо сходится с пушистым облачным океаном. Я стремился пропитаться насквозь этим ощущением прекрасного, сохранить его в своей душе. Но нужно было двигаться дальше.

Сбоку от меня возникла небольшая воронка горизонтального вихря, и меня потащило туда. Красивый пейзаж пропал.

Когда дымка рассеялась, я очутился в белом пространстве.

«Ты там один? Там что-нибудь есть?» — спросила Жанна, и по ее голосу я понял, что она довольна: я оказался именно там, где требовалось.

Я присмотрелся: в этом белом зале было что-то или кто-то неясный. По моему реальному женскому телу, снова пошли вибрации, как это было вчера, но не такие сильные. Я понял, что Жанна тоже ощутила их, и попробовала вызвать Силу на разговор, но сегодня у той были другие планы. В моем теле как бы вновь что-то подкрутили, поднастроили и ушли.

Тогда Жанна предложила мне позвать своего Наставника и попросить его принять для меня какой-либо облик для удобства общения. Первый образ, который у меня возник, был персонажем фильма «Матрица», я хотел придумать другой, но не получалось. В белом сияющем зале передо мной возник высокий темнокожий мужчина в белом костюме, очень похожий на Морфиуса. Он улыбался, излучал тепло и доброту. Мне сразу стало очень приятно и нисколько не страшно. Мы поздоровались.

Жанна велела мне спросить, почему я нахожусь здесь. Ведь ход сеанса был нарушен моим Наставником: я скакал куда-то верхом и вдруг меня вызвали наверх в прямом смысле этого слова.

Я задал вопрос и мужчина в белом ответил, обращаясь к Жанне:

— Он не знал.

Очень удивительно для меня было говорить с Наставником: я видел, как шевелятся его губы, а слова возникали у меня в голове, как будто были моими собственными мыслями. В самый первый раз мне именно так и показалось.

А далее меня снова окутала дымка, я полетел вниз.

«Где ты сейчас?» — спросила Жанна.

Я увидел, что спустился в большом просторном зале с высоченным заостренным потолком — это был дворец. Необычайно четко увидел золотую корону: если понадобилось бы, мог детально описать ее в тот момент. Она украшала голову короля, который восседал на троне в красной мантии. Эти образы были очень ясными! Я облетел короля полукругом и материализовался перед возвышением, на котором тот находился. Я опустился на одно колено и поклонился ему. На мне были доспехи.

Король встал, молча подошел ко мне, хлопнул по плечу и пошел через весь зал к выходу. Я поднялся и последовал за ним. На улице мы сели на коней и поехали по узким улицам города.

«Ты с ним один?» — спросила Жанна.

Я прислушался и понял, что за мной едет небольшой отряд рыцарей.

Король и рыцари

«Куда вы едите?»

Сейчас информация приходила очень быстро и, не успел разум подкинуть несколько наивных вариантов, как я осознал и ответил: «На городскую площадь». Без всяких сомнений я понимал, что это та самая площадь, которую я видел при пробном погружении. Приближаясь, я чувствовал ее энергетику, как она тянет меня к себе… С одной стороны, я радовался, что сейчас вспомню и пойму, что там происходило, а с другой – было ощущение фатальности, неотвратимости чего-то, напряжения…

Она все ближе. Мы едем последние метры по улице, дома расступаются, и я вижу площадь, уже со стороны. Наблюдаю, как наша процессия появляется из-за поворота. Здесь очень много людей: мужчины, женщины – они ждут короля и что-то требуют, взмахивают вверх руками.

Я снова оказываюсь на помосте на противоположной стороне площади. Слева от меня еще несколько рыцарей и король, который сидит на приготовленном кресле.

Это тот самый момент, в котором я оказалась при первом опыте погружения. Но если в тот раз дальнейшее развитие событий оказалось для меня скрыто, то сейчас я мог наблюдать за происходящим и жить в этом времени. Наблюдать как со стороны, так и от первого лица.

…Я видел, что толпа явно чем-то недовольна, выражение лиц, интонация криков говорили об этом, хотя не было слышно отдельных слов.

Король поднялся из кресла, оглядел площадь, поднял руки в стороны и вверх, призывая людей замолчать и успокоиться, чтобы он мог говорить. Толпа не умолкала, напротив, из ее первых рядов вдруг вылетел какой-то небольшой предмет и попал в короля. Это было что-то не причиняющее вреда, вроде огрызка, легкое, но оскорбительное. Я наблюдал это, находясь вне тела со стороны толпы. Рыцари встревожились. Король или кто-то из приближенных подал им знак, и они начали прыгать с помоста, обнажая мечи и грозовой тучей надвигаясь на враждебно настроенную толпу.

«Мы будем бить народ…» — промелькнуло у меня в мыслях с холодком ужаса. Я снова очутился в теле. Я все еще стоял на помосте, сжимая рукоять своего меча и не решаясь достать его из ножен. Прямо передо мной другие воины уже крушили толпу, размахивая мечами… Моя душа запротестовала. Я не хотел это видеть, не хотел в этом участвовать… У меня даже не повернулся язык сказать Жанне прямо, что происходит. Я говорил, что толпу оттесняют, а не рубят. Долг воина звал меня вниз – соскочить с помоста и броситься на горожан, а душа говорила «нет». Это было слишком жестоко, несправедливо для меня. Мое сердце в реальном теле сжималось и быстро колотилось в этот момент, полностью передавая состояние рыцаря, чьими глазами я смотрел на этот беспредел.

А глаза отказывались глядеть… Я больше чувствовал и знал, что происходит на площади. И в моей груди (сейчас две моих жизни слились в одну, мы были едины) закипал протест, четкое осознание, что я не хочу убивать горожан.

«Почему же люди не уходят? Почему не спасают себя?» — спрашивал я себя с горечью.

В этот момент чей-то сапог хорошенько пнул меня в спину. Это один из вельмож, видя мое замешательство, не поленился поднять ногу и со злой бранью толкнул в толпу. Я свалился вниз и упал на руки, с моей головы слетел шлем и немного прокатился рядом. Я посмотрел на него, но не стал поднимать. Встал на ноги и пошел прочь с площади, свернул в ближайший переулок и побрёл куда глаза глядят. Хорошо осознал в этот момент свое тело: у меня были такие же темные волосы, как и в нынешней жизни, до плеч, короткая борода и соединяющиеся с ней усы.

Жанна спросила, какое покрытие у дороги. Я ответил, что это брусчатка. Окружающий мир был настолько реален для меня, что я чувствовал каждый свой шаг, движение рук. Но это было не совсем, как во сне.

Навстречу мне показалось несколько рыцарей на черных лошадях, они миновали меня, бросив вслед какую-то пару слов. Мне было все равно. Я просто хотел уйти.

«Куда ты идешь?»

Я не знал.

Прохожих на улице почти не было. Из двери дома, мимо которого я проходил, вышла пожилая женщина с распущенными волнистыми седыми волосами, выбившимися из-под накинутого на голову капюшона своей чёрной накидки. Я очень четко видел ее одежду, лицо. Она заметила меня и, погрозив рукой, проворчала мне что-то вроде ругательства насчет короля и его рыцарей. Так я подумал. Это был поворотный момент, потому что сразу после этого я будто бы сверился с внутренней GPS-навигацией: я осознал свое местонахождение в городе. Я снова находился недалеко от той самой площади, пройдя по улице, как по полукругу.

— Куда ты направляешься? — снова спросила Жанна.

— На площадь, — решительно ответил я.

Казалось бы, туда мне точно не надо. Но я всем телом ощутил ее энергетику, как большого магнита, и мои ноги, все ускоряясь, решительно понесли меня на место неравного побоища… Разум никак не ожидал такого поворота событий и враз забыл все свои едкие замечания о том, что происходящее – плод его фантазии. Как бы ни так!

Мое слияние с личностью рыцаря достигало своего пика: тело, лежащее на матрасе в наушниках завибрировало, засветилось волнами вибраций (такие были ощущения). Мое дыхание было его дыханием, мои мысли – его мыслями, мои слова – его словами…

«Что происходит на площади сейчас, ты видишь?» – спросила моя проводница.

Я не видел, так как еще не подошел достаточно близко: до нее еще оставалось расстояние в один дом. Но я знал и видел своим внутренним взором, что там продолжается резня… Снова соврал Жанне, что просто прогоняют, отталкивают толпу. Не было сил произнести слова ужасной правды.

«Что ты хочешь делать?»

Я уже оказался на краю площади, с той же стороны, где стоял до того на помосте, но с другого угла, ближе к месту, где стоял король и наблюдал за побоищем. Остановился.

Скорость событий нарастала: мне уже было тяжело комментировать происходящее и успевать отвечать на вопросы моего проводника.

«Что ты хочешь делать?»

Я хладнокровно вытаскивал из ножен меч…

— Тебя кто-нибудь видит?

— Меня не замечают, — отвечал я, осознавая желание приблизиться к королю и незаметно пробираясь меж людей.

Как незримый магнит, лента событий несла меня на помост…

Разум-наблюдатель испугался не на шутку, и, изо всех сил захотев надавить на тормоза, жалобно закричал: «Нет!! Не может быть! Я не способен на такой поступок! Это невозможно…» Но я чувствовал притяжение, судьба двигала мной. Как в тумане, увидел со стороны, что поднимаюсь на помост и нападаю на короля… Разум вопил: «Не может быть!! Не я!» Снова вижу ту же самую сцену…

О нет! Неужели… Я на самом деле совершил это.

…Все эти мысли и образы, протесты пронеслись во мне молниеносно. Я чувствовал свои шаги, меч в руке, ускорившееся дыхание и нарастающую ненависть к королю…

— Что ты собираешься делать? – в очередной раз спросила меня проводница.

— Я хочу убить короля! – с яростью, твёрдо и решительно ответил я, сжимая обнаженный меч и уже поднимаясь на помост с задней его стороны.

«Много ли охраны при нем?» – промелькнуло в голове.

…Я уже наверху. Отталкиваю в разные стороны двух рыцарей, стоящих за спиной короля и одним яростным движением быстро всаживаю свой меч в его спину… По самую рукоять…

— Я сделал то, о чем мечтали многие! – громко произношу я, делая несколько шагов прочь и глядя выше людей. – Мне все равно, что будет со мной дальше…

Это было очень эмоционально, голос был твердым как сталь.

Я не успел спуститься с помоста, как несколько человек схватили меня за руки, за плечи. Мне не уйти.

…Думаю, Жанна была удивлена тогда степенью погружения меня в события, да и вообще, моим поступком…

Мы перенеслись вперед во времени.

…Я был в тюрьме, в темнице. Вокруг были толстые каменные стены и единственное окошечко с решеткой, размером с кирпич, по сути – просто вентиляционное отверстие.

В темнице

Я стоял у стены со скованными руками и безотрывно смотрел в него. Но не на улицу, нет. Я смотрел не глазами… Передо мной, как на картине,  был мой домик и стоящие около него любимые жена и дочка… Это были грезы. Печаль и тоска теснили мою грудь: я очень скучал по семье… Дочь была уже не той малышкой, что я поднимал под потолок когда-то: ей было одиннадцать лет. Я думал о ней и видел ее улыбку, глаза, светло-русую косу, уложенную вокруг головы, длинное платье с передничком… В моих мечтах они с женой стояли около дома и встречали меня.

Дверь в темницу отворилась. За мной пришло несколько человек. Они вывели меня из камеры, и мы пошли по длинному коридору, освещенному светом факелов, закрепленных на стенах. Запомнился невысокий полненький человек в длинной рясе, который вертелся вокруг меня и что-то говорил. Я был спокоен и ни на кого не обращал внимания.

На улице была ночь. Лёгкие обожгло от свежести зимнего воздуха, я вдыхал полной грудью, радовался ветру, ласкающему мои щеки и теребящему волосы. Казалось, все тело наполнялось свежестью и прекрасным ощущением свободы… Я не чувствовал холода, только счастье снова находиться вне этих страшных стен.

…Не помню, как очутился сидящим в телеге, увозящей меня прочь от тюрьмы, похожей на здание с высокими остроконечными башнями. Я сидел против хода движения и видел, как место моего заточения все удаляется и растворяется в ночи. Тут у меня сильно заболело правое плечо. Это была настоящая боль.

Жанна спросила, когда меня ранили, но я не мог ответить уверенно. По всей видимости, меня поразили в плечо уже после помещения в телегу.

Не знаю, сколько человек было со мной кроме возницы. Было не видно, но я спиной чувствовал, что мало, два или даже один.

Время скользнуло вперед.

Я все еще сидел в телеге, но было уже светло. Мы ехали по заснеженному лесу. Боль в плече быстро возросла и захватила собой еще и шею, затем — нижнюю часть головы. Захотелось склонить голову к плечу, сжаться. Я опрокинулся на бок. Смотрел на сугробы и проплывающие мимо тёмные стволы деревьев.

Телега остановилась среди леса. Меня ногами столкнули с ее края вниз, будто уже готовый труп. (Этот момент увидел со стороны). Теперь я лежал спиной на снегу.

Едва я опомнился после падения, как ощутил подошву сапога на своем горле. Это мой сопроводитель подошел ко мне и поставил ногу на шею, слегка придушив, плюнул в лицо и сказал что-то с презрением. В руках у него был длинный узкий меч, хотя он не был воином. Перед тем как уйти и бросить меня в лесу он вновь пронзил мои плечи. (Я почувствовал боль теперь и во втором плече). Но не сильно, так, чтобы я не умер слишком быстро от ран…

Телега уехала. Надо понимать, меня бросили на растерзание диким зверям.

В это время я почти мгновенно переместился в белое пространство, где меня ждал Наставник. Боль отступила.

— Теперь он знает, — сказал он, обращаясь к Жанне.

— Знает что? – не поняла моя проводница. – Спроси, для чего тебе показали именно этот эпизод этой жизни, как он связан с текущей?

— Ответы, — произнес Наставник, – для этого ты здесь.

Со сдержанной улыбкой он подошел ко мне ближе и взял за плечи.

— Ты – сильный и смелый. Ты – решительный! Ты все можешь! – сказал он, глядя мне в глаза (я всё еще был рыцарем).

Затем Наставник исчез в белой дымке, а я снова почувствовал, как заныли плечи, плюс заболела правая рука. Я прислушался к ощущениям и понял, что рука болит потому, что меня за нее очень крепко держат и тащат куда-то…

Дымка рассеялась. Я был в зимнем лесу и белый волк волок меня подальше от дороги, вонзив зубы в мою руку. Я был слаб, в полуобморочном состоянии, и не сопротивлялся ему.

Волк подтащил меня к деревьям и бросил. Я забылся.

Очнулся от того, что одни острые зубы вгрызаются мне туда же в надкусанную руку, приоткрыл глаза… и тут вторые зубы воткнулись сзади в место соединения плеча и шеи. Волк позвал своего товарища! Хорошо хоть на мне была какая-то плотная одежда с воротником и мне сразу не перегрызли горло…

Волки

Стало ясно, что если не защищаться, я стану волчьим обедом. Я вдохнул поглубже, собирая силы, схватил свободной рукой лезущего к горлу волка за шерсть или за ухо, как пришлось, оттащил от себя и с силой отшвырнул в сторону. Сел, схватил за шкирку второго, оторвал от своей правой руки и, поднимаясь на ноги, бросил  спиной об дерево.

Я выпрямился и увидел, что рядом со мной, на расстоянии всего двух-трех метров стоит темнокожий мужчина в белом костюме – мой Наставник. Он серьезно смотрел  на меня и ждал. Я понял чего.

Собрав все свои силы, я стал бороться со снова наседавшими на меня волками. Я бесстрашно хватал их руками и бросал об стволы росших рядом берёз и сосен, бил руками и ногами. Присутствие Наставника придавало мне решительности и энергии. Я забыл про боль, ощущая в израненном теле силу и дух настоящего воина. Наставник был неподвижен и удовлетворенно наблюдал за мной.

Наконец один из волков решил, что не нужен ему такой строптивый ужин и ретировался. Зато второй мёртвой хваткой вцепился в мою погрызенную правую руку ниже плеча: очень уж она пришлась ему по вкусу… Я бил волка, крутился, пытаясь стряхнуть, тащил за холку – ничего не помогало. Тогда я подошел к дереву потолще и стал бить волка боком об ствол, наваливаясь на него всем телом. В конце концов, он наткнулся на острый сучок, заскулил и разжал зубы, поплелся прочь от меня.

Я облегченно вздохнул и подошел к Наставнику. Лицо у того было очень довольное.

— Ты молодец, — похвалил он меня.

Я благодарно улыбнулся. Мне стало спокойно и радостно на душе. А ноги… ноги подкосились. Уже будто стоя у самого себя за спиной, я увидел, как падаю на колени, а потом – в снег. Мое тело все же погибло от ран…

Наставник помог мне перепрожить последние минуты жизни решительным и храбрым воином, остаться сильным до последнего вздоха.

Вслед за Наставником я стал подниматься вверх. Глядел вниз, на заснеженные ветки деревьев и, поднявшись над кронами, на краю леса увидал белого волка. Он стоял неподвижно, задрав морду вверх, и смотрел на меня. И я почувствовал любовь к этому волку, огромную благодарность ему: он помог мне поверить в себя, вспомнить, каков я, ощутить, какой сильный дух заключен во мне.

— Волк – мой друг, — произнёс я, посылая ему волну благодарности. – Мой освободитель.

Я снова оказался в белой комнате на небесах. Наставник добродушно мне улыбался, как старому другу. Не знаю, сейчас я, скорее всего, был просто душой, без тела.

— Не сдавайся, — сказал он, подходя ближе и не сводя с меня глаз. – Не бойся. Действуй! Ты все можешь. Ты – рыцарь, и у тебя сердце рыцаря. …Даже раненый ты не испугался и разбросал волков – так чего тебе бояться в нынешней жизни?

Его слова очень вдохновили меня. Мы с Жанной поблагодарили его за этот урок, и она попросила ответить нам на какой-то другой вопрос. Но раньше, чем она договорила, я, лежащая в комнате, снова ощутила боль в руках, уже другого плана, и моя душа поняла, что ее снова перемещают. Вообще, все эти переходы из эпизода на Земле в пространство между жизнями к Наставнику и обратно происходили очень быстро.

Я прислушалась к ощущениям, и поняла — руки болят от того, что они подняты вверх и меня тянут за них. Белая дымка рассеялась. Я увидела свои ноги в сапогах, которые волочились по снегу. Это снова был зимний лес и снова я, рыцарь, собственной персоной, как говорится :)) Меня тащили за руки по снегу двое людей, радуясь такому шикарному улову (как я чувствовал). Кажется, со мной было что-то не так.

«Куда тебя тащат?» — спросила Жанна.

Я вышел из тела, чтобы посмотреть вперед. Увидел маленький домик в лесу. Понял, что мы идем туда. Снова стал просматривать события от первого лица.

Маленькая полутёмная комната без окон, по углам горят свечи. На правой стене – дверь. Огромный стол. Меня кладут на этот стол и закрепляют к нему руки.

На столе

В комнате находится уже знакомая мне по первому сеансу регрессии курносая рыжеволосая женщина. Но если в прошлый раз ее лицо было как у восковой куклы, неподвижным, то сегодня она напротив, очень эмоциональна и почти все время смеется, радуется, что я здесь. От этого смеха становится не по себе, и в мою голову упорно лезет мысль, что она – ведьма.  Она подходит и разрывает мне одежду на груди. …Да, телосложение у меня красивое, достойное воина.

Я чувствую в комнате еще одного человека  — он стоит сзади моей головы и я его не вижу. Хочу посмотреть, но мою голову прижимают к столу.

«Ты не пробовал убежать?» — подсказала мне моя заботливая проводница.

Действительно. Я подвигался, уперся ногами в стол, попытался подняться, но руки были крепко привязаны, некто удерживает мою голову. Женщина берет в углу комнаты острый предмет, снова неприятно хохочет, говоря, как здорово, что им попался рыцарь! Подходит ко мне со стороны головы и быстро отрезает ножом мои длинные волосы. Снова мысль, что она – ведьма. Не дожидаясь узнать, зачем порвали мою рубашку, я пробую расшатать стол, на котором лежу. Он очень тяжелый, сделан из толстого дерева.

Слышу рядом с головой смех: сбоку появляется бородатый толстый мужчина в тёмной рясе. Они с женщиной так много хохочут, что их вменяемость становится для меня под вопросом… Пользуясь этим,  я все же раскачиваю стол. Мне удается опрокинуть его набок, но руки не освободить.

Хохотуны наконец замолчали, осознав, что ко мне вернулись силы. Я встал на ноги и взвалил тяжелый стол себе на спину. Мужчина испуганно попятился к стене. Я взглянул на дверь и понял, что так мне в нее не протиснуться. Нужно во что бы то ни стало освободиться от стола. И я решил разбить его об стену. Удивительно, но моих сил хватило сделать это! Я обрадовался и ощутил себя настоящим богатырем! Сбросил с рук путы и кинулся к двери – она была заперта. Тогда я со злостью набросился на толстого мужика. Мои руки крепко схватили его за  шею… только контроль разума позволил не задушить его в порыве ярости. Я тряс толстяка и спрашивал, зачем нужен им. Женщина в это время вооружилась откуда-то взявшейся большой сковородкой. В этот момент я видел себя от первого лица и со стороны одновременно. Она ударила меня по голове, но я будто и не почувствовал этого удара, тогда она взяла что-то острое, наверное, тот самый нож. Мужик молчал в испуге, как видно, ожидая подмоги от своей подельницы, а та медлила. Я-наблюдатель понял, что она выбирает место, куда можно всадить нож, чтобы не причинить мне большого вреда – я был нужен этим людям живым. Еще секунда — и нож вонзается мне в левую руку. Я отпустил мужчину, разозлился еще больше, отшвырнул обоих подальше и бросился к двери. Заперто. Я навалился и выломал ее. О да, я был силен.

Едва перешагнул порог, как очутился в белой дымке, а затем – перед Наставником.

— Никогда не сдавайся! – Резюмировал он. – Иди до конца. Только вперед! Всегда.

Снова туман вокруг. Он рассеивается и я понимаю, что сижу в лодке и гребу веслом по воде неширокой быстрой речки.

«Ты один? — уточняет Жанна. – Кто ты?»

В лодке я один. На мне нет доспех, просто мужская одежда, но знаю, что я снова тот самый рыцарь.

Впереди мелькнула лодка. Я заметил в ней человека в шлеме с пером и осознал, что выслеживаю его. Информация сразу пошла быстрее. Настолько быстро, что я только успевал рассказывать Жанне о своих действиях.

Первая лодка причалила к берегу. Я тоже сошел на берег в отдалении, чтобы меня не заметили. Человек пошел через лес, я – следом. Наконец он вывел меня на поляну, где я увидел вражеский военный лагерь. Прикинул количество бойцов и поспешил обратно к лодке.

Время ускорилось. Вот, я уже у своих. Иду по полевому лагерю, вижу короля, рыцарей, шатры. Захожу в один из них и рассказываю об увиденном. Меня благодарят, и мы решаем готовиться к битве. Один из присутствующих в шатре подает мне мой шлем. Я взял его и вышел.

Это так просто говорится «взял его и вышел», а на самом-то деле… Ощутив в руках свой шлем из белого металла, я сразу ощутил его энергетику, свою любовь и благодарность к этому предмету. Он был для меня такой тёплый, родной, мой защитник… Только будучи воином можно понять это. Для меня он был, как магический шар для волшебника: взяв его в руки, я сразу почувствовал решительность, смелость, отвагу.

Час настал. Король облачился в доспехи, сел на коня, произнес воодушевляющую речь и выступил впереди войска.

Я ощутил себя верхом на лошади, даже почувствовал, как скачу. Я был один из первых. Впереди развивался плащ короля, и я восхищался, что он лично ведет нас в бой. Душу захватил опьяняющий порыв патриотизма, решимости и бесстрашия.

— Что ты чувствуешь? – спросила Жанна.

— Семья будет мой гордится! – восторженно ответил я.

Впереди показалось войско противника. Конные воины в доспехах, направленные на нас острия копий…

Я знал, что сейчас мы столкнемся и будем беспощадно колоть и рубить друг друга. И тут для меня броня противников будто растворилась: я увидел просто мужчин на лошадях, молодых и постарше, которые с криком неслись мне навстречу, чтобы пасть убитыми… Это было так безрассудно и нелепо… Разве перебив массу людей можно считать себя победителем? Победитель тот, кто решит спор без кровопролитной войны.

Я смотрел на противников и мысленно видел сквозь шлемы их лица, чувствовал их семьи, понимал всю жестокую глупость войны, ведь все мы – люди, братья, и родились, чтобы жить, а не резать друг друга… Я не хотел убивать. Это осознание было таким сильным, что моя лошадь споткнулась. Увидел со стороны, как сходятся два войска, а я сам слетаю с падающего коня, когда до столкновения остаются считанные метры.

Битва началась. Вокруг звон и вспышки мечей, треск ломающихся копий, лошадиное ржание, крики ярости и боли…

Битва

Опомнившись, вижу над собой передние копыта лошади. К счастью, кто-то оттаскивает меня в сторону. Я поднимаюсь на ноги, вынимаю меч. Вокруг меня кипит бой, а в голове стучит только одна мысль: «Я не хочу убивать». Рублю лошадей противника по ногам, но останавливаюсь, не желая сражаться в рукопашную.

Я не хочу убивать! Боже, что же мне делать, ведь это мой воинский долг!

Мысли просто рвут меня на куски. Я втыкаю меч в землю и склоняюсь над ним в молитве.

«Обратись к своему Наставнику» — слышу я голос Жанны.

Я подумал о нем — и он возник рядом. Все тот же высокий тёмнокожий мужчина в белом костюме, похожий на Морфиуса. Мы будто очутились на время вне битвы, как под невидимым куполом: бой продолжался, но нас никто не задевал. Я поведал ему свои мысли и спросил: как мне быть?

— Всегда нужно делать выбор, — серьезно ответил он. – Иногда это бывает очень трудно. Но его надо сделать. Будь собой.

Я внимательно слушал, продолжая думать, как мне поступить. Долг защитника звал в бой, а добрая душа чувствовала у себя камень на шее и противилась убийствам.

— Выбирай — что тебе важнее, — продолжил Наставник.

Несомненно, он знал все мои мысли.

«Война жестока и бессмысленна, — думал я, — но то, что я это понимаю — не защитит мою семью и семьи других людей…»

Наставник понял, что мое решение почти созрело и твёрдо произнес, вселяя в меня уверенность и снимая камень с души:

— Защищай свою семью, свою родину.

Я сердечно поблагодарил его, встал, вытащил из земли меч и пошел в бой с мыслями о своей семье.

Цена победы

Помня о тех, ради кого сражаюсь, я снова обрел решительность, веру в себя. Я бился в полную силу и разил противников, но не мог заставить себя смотреть прямо в лица, глаза тех, кого поражаю… (Этот сильный эпизод превратился в стихотворение «Цена победы»).

Время переместилось к финалу битвы.

Я увидел, что стою на поле брани. Вокруг — тела воинов и коней. Много павших… Вижу в отдалении нашего короля – он радостно потирает руки и улыбается. Понимаю, что мы победили, но не испытываю должных восторженных чувств. Ухожу прочь с осознанием, что выполнил свой долг, как бы тяжёл он ни был, и ужасно устал…

Однако, пройдя этот урок нелёгкого выбора, я не вернулся к Наставнику, а немного перенесся во времени и пространстве, очутившись в своем военном лагере. Запястья ощутили, что руки связаны за спиной. Я был еще в латах, но без шлема. Вокруг было несколько рыцарей, возможно, военачальников. Кто-то из собравшихся видел мое замешательство в бою и теперь я был обвинен в трусости. Меня били по лицу, но я не потерял достоинства и твердо ответил, что они не имеют права так говорить, ведь, хоть я и медлил минуту, но далее бился честно, и они знают, сколько вражеских бойцов я положил. С этим аргументом они не могли спорить, видимо, я действительно был сильным воином и это знали. Меня отпустили.

Я мысленно переместился в белый зал, к Наставнику, и тут же очутился там.

Жанна попросила его ответить на мои вопросы по поводу целей и задач, что я поставила себе в текущей жизни. Моя душа приняла нынешний облик женщины, и Наставник пригласил меня следовать за ним.

Мы прошли по белому пространству, открыли возникшую впереди дверь, и я увидела белую комнату, где стоял столик и два кресла. Стены были здесь, конечно, очень условны, если вообще были. Наставник предложил мне войти и присесть вместе с ним.

Как только мы разместились, перед нами на противоположной стене возник большой экран, вроде большого современного телевизора. На этом экране отображалась фотография зеленого солнечного поля, над которым зависло много-много воздушных шаров для воздухоплавания. Большие, маленькие — все они были яркими, разноцветными, нарядными. Красивая картинка, возможно, я даже видела ее в реальности своей нынешней жизни. И тут, мой неугомонный разум, который неплохо отдохнул, пока я совершала рыцарские подвиги, снова взбодрился и быстренько приписал эту фотографию своей фантазии: мол, причём тут жизненные планы и какие-то воздушные шары? Нет, это просто я так придумал: вот я какой шутник, сейчас еще что-нибудь подтасую! Но изображение на экране не изменилось. Там так и остался яркий букет воздушных шаров.

Шары

Я вопросительно посмотрела на Наставника.

— Живи легко, — сказал он, и я поняла, что красочная картина была, конечно же, его  творением и иллюстрацией к этому совету.

Вокруг меня начала образовываться белая дымка – я снова перемещалась в прошлое. Возникло ощущение боли в руках (уже не счесть, который раз за этот сеанс) плюс чувство стянутости, давления в груди. Пришло осознание, что я связана, а вместе с ним и зрительный образ.

Плотный занавес или штора, деревянный дощатый пол и стул, на котором сидит молодой мужчина. У него угрюмое безусое и безбородое лицо, тёмно-русые волосы до плеч или немного ниже, одежда в коричневых тонах. Тело туго обвито веревками — он привязан спиной к этому стулу.

«Где ты?»

Я облетела вокруг мужчины, понимая, что это не рыцарь, а другое мое воплощение в мужском теле. Довольно симпатичное, надо признать )) Обрадовалась, будто увидела старого друга, еще раз полюбовалась на его лицо и впорхнула в тело.

Открываю глаза и вижу, что нахожусь на маленькой сцене уличного цирка или театра. Очень неожиданно, надо признать. Сижу на жёстком стуле, в руки и грудь больно впивается веревка, которой я привязан к его спинке. Я в углу сцены, за спиной занавес, впереди – зрители. Это небольшая городская площадь, где много людей. Значительная их часть собралась перед сценой смотреть представление, финалом которого должен стать, по всей видимости, я. Вот только каким образом?

По сцене ходит пузатый и толстозадый человек, мужчина в дурацком разноцветном наряде, вроде клоунского, и что-то рассказывает зрителям. Этот циркач не вызывает у меня радостных чувств и я знаю почему. У него в руке шпага. Я смотрю на нее и начинаю догадываться о том, что в финале номера она пронзит насквозь мое тело. Причем, сверху вниз… Я крепко связан, а значит, не давал своего согласия на участие в этом номере и шпагу глотать не подписывался.

Говоря со зрителями, артист поднимает шпагу и демонстрирует ее.

«О чем ты думаешь?» — спрашивает моя проводница.

По моему реальному телу прокатывается волна вибраций, плотнее сливая меня с личностью связанного мужчины. Все. Я – это он, максимально.

Смотрю со спины на своего будущего мучителя, но в моей душе вовсе не страх, а ненависть и отвращение.

— Я хочу подойти и пнуть его ногой в толстый зад! – с презрением говорю я Жанне, озвучивая собственные мысли.

В это время циркач как раз подходит ближе к тому месту, где я нахожусь, и меня как молнией ударяет озарение: действуй – или будет поздно!

— А почему бы ни сделать это прямо сейчас! – радостно восклицаю я, чувствуя в сердце невообразимый кураж.

Приподнимаю стул, подбегаю, как могу, вместе с ним к артисту и со всей злости бодаю его головой в поясницу! Толстое брюхо перевешивает циркача и он, потеряв равновесие, падает вниз со сцены. Люди расступаются и смеются.

Окрылённый своим успехом я неистово напрягаю мышцы и… разрываю путы!

разрывающий путы

Поражаюсь, радуюсь своей силе, стягиваю с себя оборванную веревку, отбрасываю стул. Зрители аплодируют мне. Удивительное ощущение победы и всемогущества во мне. Я торжественно подхожу к краю сцены и, положив руку на сердце, благодарно и величественно кланяюсь публике с ироничной улыбкой самодовольного плута. О да, не скрою, я ужасно доволен собой!

Отвесив один поклон, я степенно ухожу со сцены. В голове проносится мысль, что надо бы удирать, пока снова не начались неприятности.

Я спускаюсь по ступеням лестницы, и в моей руке оказывается зеленое яблоко. Я чётко ощущаю его в своих руках и подбрасываю вверх, ловлю, снова кидаю. Иду от сцены, играя яблоком, как беззаботный ребёнок. Я наслаждаюсь своим молодецким задором, силой, лёгкостью, молодостью, уверенностью в себе и бесстрашием. …О да, и это — тоже я: моей душе очень комфортно в этом гибком и сильном теле.

Толпа все еще радостно кричит и хлопает мне вслед, смеясь над чертыхающимся под сценой циркачом. Я усмехаюсь и, обернувшись назад, ловко запускаю яблоком в своего мучителя. Ухожу, даже не сомневаясь, что попал в цель. Народ хохочет.  (Стихотворение «Победное яблоко»)

Оборачиваясь, я замечаю в толпе человека в белом костюме. Конечно же, это мой Наставник.

— Ты – весёлый, — с улыбкой  говорит он мне, и это звучит как напоминание. — Ты – смешной: даже привязанный к стулу – веселишь людей.

Мне хорошо и радостно после этого воспоминания. Но есть одно, что тревожит, не отпускает и зовёт в прошлое. Понимаю, что сеанс уже очень затягивается, но мне очень, очень туда нужно! Я всей душой обращаюсь к Наставнику со своей просьбой, и он (добрейший из добрых) выполняет её, в последний раз сегодня отправляя меня в жизнь рыцаря.

…Вот моя деревня, мой дом, цветы вдоль дорожки… Ах, как здесь хорошо и спокойно! Я вернулся!  На мне запыленный и тяжелый воинский костюм, который не терпится сбросить. Большими шагами спешу к дому.  Отворяю входную дверь, поворачиваю налево и вхожу в горницу: я здесь, мои родные! Где же вы?.. Появляется жена и обрадовано обнимает меня. Время пролетает немного вперед.

Вот я уже сижу в домашней одежде около стола в этой простой, но уютной комнатке с бревенчатыми стенами, моя правая рука лежит на столе: любимая осторожно делает мне перевязку. Возле моих ног по полу ползает маленькая дочурка. Она встает на ножки и пытается влезть мне на колени. Я немножко подталкиваю ее свободной рукой. Малышка садится. Покой, умиротворение — я счастлив, пребывая в потоке искренней любви, наполняющем комнату.

…Печатаю эти слова, а по моему телу прокатываются горячие вибрации, слёзы выступают на глазах: да, это был я, и это – одно из драгоценнейших воспоминаний той жизни. Я просто не могла вернуться в земную реальность, не побывав там еще раз. После всех испытаний и нелёгких приключений – сражение, непонятные люди, убийство, тюрьма, волки – рыцарь, которым я однажды была, не мог не вернуться домой. Ведь он так об этом мечтал… Пусть он возвратился только в воспоминании, спустя много лет и, быть может, жизней; но он вернулся домой, в этот счастливый момент и прожил его ещё раз. (Стихотворение «Возвращение домой»).

…Я очень благодарна своему Наставнику за путешествие. Он такой добрый, понимающий, заботливый и любящий Учитель! Он не многословен, но каждое его слово – на вес золота, точно — как удар стрелы. Он провел меня по жизни рыцаря, дав советы и ответы именно на те вопросы, которые я искала, указав на те мои качества, что есть во мне, но я не решаюсь их проявить. Приоткрыл ширму ещё одной жизни мужчиной, показав, сколько во мне может быть молодецкой удали. Опыт общения с ним был необычен и очень приятен. Немного жаль было уже уходить обратно на Землю…

Я вернулась к Наставнику в заоблачный белый зал, и напоследок он дал мне несколько советов по поводу моей нынешней жизни. Нет смысла озвучивать их здесь, ведь это моя жизнь. Но скажу, что все из них уже были во мне как догадки, а он достал их наружу и озвучил. Правильно говорят: все ответы – в тебе самом. Сейчас, после великолепных сеансов с моей заботливой проводницей Жанной и путешествий с Наставником, я понимаю, что означают эти слова.

Поблагодарив Наставника и обнявшись на прощание, мне нужно было уходить. Очень хотелось увидеть его вновь, но я уже знала как – одно из его прощальных напутствий как раз было об этом. Я начала опускаться вниз, под облака, но долго еще видела его удаляющееся лицо. Я больше не чувствовала себя бесприютной заблудившейся душой, как бывало периодически в моей нынешней жизни и особенно остро — в последний год. Я знала: есть та добрая, любящая и заботящаяся обо мне Сила и Энергия, которая ведет меня через время и пространство, через жизни и смерти — мой прекрасный Наставник, который всегда готов помочь советом и направить в нужную сторону.

Я увидела верхушки деревьев и, вспомнив один из своих снов, заскользила в тёплом воздухе как птичка или фея: легко, радостно, беззаботно. Спустилась на поляну, где оставила свое тело в защитном куполе и играючи впорхнула в него.

…Жанна вывела меня из транса и я ощутила всю тяжесть гравитации ))) Тело одеревенело как никогда и походило на излишне накрахмаленный костюм. Я очень удивилась, ведь весь сеанс не теряла с ним связь, оно помогало мне своими физическими ощущениями, но я не чувствовала этой усталости. Когда села – даже немного замутило. Что и сказать – головокружительное путешествие, не  правда ли?

Этот третий сеанс действительно оказался самым волшебным и насыщенным событиями. Я довольно быстро погрузилась в нужное состояние, а далее, в отдельные конкретные моменты, ощущала, что погружаюсь глубже, и связь между жизнями крепнет. Мысли (разум) уже не отвлекали, как в первые разы, образы приходили быстрее и ярче, детальнее. Порой события разворачивались так быстро, что еле успевала их пересказывать. Заметила, что иногда хотелось, чтобы в эпизоде я-рыцарь поступал иначе, разум пытался додумать что-то, но я шёл и делал совсем иное. Это не фантазии.

Ещё раз благодарю Жанну, как проводника. Полученный опыт оказался реально полезным: одни вопросы прояснились сразу, другие осознания приходят до сих пор, даже в процессе написания этого рассказа. Так что, я пишу его не только для тебя, дорогой читатель, но и для себя тоже )))

Благодарю за внимание!

 Продолжение следует >>>

 

Поделиться в соцсетях

Комментарии


Комментариев пока нет, будьте первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>